Полотно остекленное Glatum Х7 ПВХ Беленый дуб 200x80 см Ralf Ringer Modern 853303ЧН8 Осень-Зима 2017-18 Постер Праздники "Постер 1352044", 30x20 см, на бумаге El Corazon, Активный Биогель Cream, №423/296 Постер Праздники "Постер 1352044", 30x20 см, на бумаге Абажур Светпромъ А17109 Лен/золотистый Постер Праздники "Постер 50785657", 28x20 см, на бумаге Кастрюля Rondell "Favory" с крышкой, 3,4 л Сумка хозяйственная "Rolser", на колесиках, цвет: фиолетовый, 45 л Внешний жесткий диск SILICON POWER Stream S03 SP020TBPHDS03S3W, 2Тб, белый Aphrodite Тоник для лица с алоэ вера и розмарином, 200 мл Red Line Extreme чехол для Samsung Galaxy J7 (2017), Black Футболка RHS', цвет: розовый Блендер PHILIPS HR1327/00, погружной, белый Микардис таблетки 40 мг 28 шт. Леггинсы adidas STELLASPORT Printed Краскораспылитель stels ag 901 lvmp 57365 Action! Шар фольгированный Сердце цвет серебристый Рюкзак-переноска Cybex YEMAYA Birds of Paradise, цвет: черный Кардиган с круглым вырезом Термос для ланча, SW-EAE 50 PA, 500 мл, цвет розовый, Zojirushi
  • Семь тучных лет

    Семь тучных летСовременная зарубежная проза<br>Семь лет между рождением сына и смертью отца… Это были для Этгара Керета хорошие годы, пусть и полные тревог. Лео родился в самый разгар очередной атаки террористов. У отца диагностировали рак. Угроза войны мрачной тенью нависала над их домом, пронизывала обыденность. Стараясь вырваться из угрюмой действительности, Керет записывал свои размышления, глубокие и не очень, печальные и смешные, абсурдистские и реалистичные - обо всем, что творилось вокруг. В результате получились истории о хрупкости, странности, невозможности жизни, о любви, о семье, о мире. Этгар Керет - возможно, лучший из современных рассказчиков в литературе. <br>Сколько я себя помню, все истории делились для меня на два типа: одни мне нравилось рассказывать близким друзьям или соседям, а другими я предпочитал делиться со случайными попутчиками в поездах или самолетах. Здесь собраны истории второго типа - истории о вопросах, которые мне задавал сын, и о моих попытках на них отвечать; истории о моем отце, всегда пытавшемся спасти меня, когда меня нужно было спасать, - и о том, как я не смог спасти его, когда он заболел; истории про усы, которые я отрастил себе посреди лица во время папиной болезни, просто чтобы люди перестали спрашивать меня: Ну, как оно? - потому что у меня не было сил говорить о папе; истории о никогда не исполнившихся сильных желаниях, истории о бесконечной войне, незаметно слившейся с декорациями, в которых протекало детство моего маленького сына. Этгар Керет<br><br>Пресса о книге <br>Я думаю, Керет - блестящий писатель, не похожий ни на кого из известных мне. Это голос нового поколения. Салман Рушди<br><br>Удивительные, оптимистичные и веселые мемуары литературного гения. The New York Times<br><br>Один из самых глубоких из ныне живущих писателей. Его истории полны обаятельного остроумия. Клайв Джеймс<br><br>Керет - гений. Его голос глубок и тревожен. The New York Times<br><br>Отменный мастер рассказа. Чтобы объяснить, что есть Керет, нужно объяснить, что есть Чехов. The Guardian<br><br>Будучи отцом и сыном, Керет в этом бутерброде - еще и человек. И книгу он написал блестящую. Родди Дойл<br><br>Мой любимый израильский писатель. Джон Грин<br><br>Истории Этгара - напоминание о той глубинной нематериальной субстанции, которой наполнена мастерская писателя, это прямое указание на то, что великие произведения часто есть доказательство величия человеческой души. В его рассказах сердечное тепло, мудрость, изысканность стиля и глубина - все это там есть только потому, что есть в самом Этгаре. Я счастлив от того, что Этгар и его книги делают мир лучше. Джордж Сондерс<br><br>Я не знаю, как Керет это делает, но он может обратить в роскошную историю что угодно. В книге Семь тучных лет этих историй полно, и в них любовь, доброта, мудрость, юмор и то, что наполняет меня читательской радостью, но чему нет названия. Рассказы Керета исцеляют душу. Александр Хемон <br><br>И смешно, и мудро, настоящая жемчужина. Мемуары Керета написаны с романной изобретательностью, затейливым остроумием и бодрящей откровенностью. Прочтите эту книгу, и вы увидите мир немного иным. Клэр Мессуд<br><br>Веселая, яркая, резкая, поразительно лаконичная по части языка и невероятно щедрая в своем отношении к миру - такова эта книга. А ее автор гений. Эйлит Уолдман<br><br>Когда я впервые прочитал рассказы Этгара, то подумал: с ним что-то не так, наверняка его мать курила во время беременности или его уронили головой вниз. А потом я познакомился с ним и понял, что дело еще хуже: он был в той же мере заботлив к миру, в какой тот к нему безразличен. В общем, мироздание его явно поимело. Шалом Ауслэндер<br><br>Керет № 1 в Израиле и № 2 в моем сердце (после моей таксы Феликса). Гэри Штейнгарт<br><br>Рассказы Керета смешные и тонкие, они ведут в самом неожиданном направлении. Написаны так просто и так странно поэтично. Вы все думаете и думаете о них, целыми днями. Айра Глас<br><br>Если бы я хотел заставить вас прочитать одного-единственного писателя, это был бы Керет. Невозможный микс в его историях из юмора и трагедии, цинизма и сочувствия сделал его моим самым любимым писателем. А возможно, сделает его таким и для вас. The Los Angeles Times<br><br>Керета не так-то легко вставить в какие-то привычные литературные рамки. Его рассказы - это и притчевость Кафки, и магический реализм, и вселенская мудрость. New York Times<br><br>Трагикомические фантазии Керета не поддаются никакой классификации, да о них даже рассказать невозможно. Washington Post<br><br>Семь тучных лет - о нелепости, хрупкости и непредсказуемости жизни. Chicago Tribune<br><br>Керет называет свою книгу мемуарами, но на самом деле это Тардис - машина времени из Доктора Кто, - соединивший в себе сразу два вида магии. Во-первых, они возвращают нас на семь лет назад, показывая нам мир с его красотой, безумием и странностью. А во-вторых, они словно отменяют саму смерть. NPR<br>Современная зарубежная проза
    Семь лет между рождением сына и смертью отца… Это были для Этгара Керета хорошие годы, пусть и полные тревог. Лео родился в самый разгар очередной атаки террористов. У отца диагностировали рак. Угроза войны мрачной тенью нависала над их домом, пронизывала обыденность. Стараясь вырваться из угрюмой действительности, Керет записывал свои размышления, глубокие и не очень, печальные и смешные, абсурдистские и реалистичные - обо всем, что творилось вокруг. В результате получились истории о хрупкости, странности, невозможности жизни, о любви, о семье, о мире. Этгар Керет - возможно, лучший из современных рассказчиков в литературе.
    Сколько я себя помню, все истории делились для меня на два типа: одни мне нравилось рассказывать близким друзьям или соседям, а другими я предпочитал делиться со случайными попутчиками в поездах или самолетах. Здесь собраны истории второго типа - истории о вопросах, которые мне задавал сын, и о моих попытках на них отвечать; истории о моем отце, всегда пытавшемся спасти меня, когда меня нужно было спасать, - и о том, как я не смог спасти его, когда он заболел; истории про усы, которые я отрастил себе посреди лица во время папиной болезни, просто чтобы люди перестали спрашивать меня: "Ну, как оно?" - потому что у меня не было сил говорить о папе; истории о никогда не исполнившихся сильных желаниях, истории о бесконечной войне, незаметно слившейся с декорациями, в которых протекало детство моего маленького сына. Этгар Керет

    Пресса о книге
    Я думаю, Керет - блестящий писатель, не похожий ни на кого из известных мне. Это голос нового поколения. Салман Рушди

    Удивительные, оптимистичные и веселые мемуары "литературного гения". The New York Times

    Один из самых глубоких из ныне живущих писателей. Его истории полны обаятельного остроумия. Клайв Джеймс

    Керет - гений. Его голос глубок и тревожен. The New York Times

    Отменный мастер рассказа. Чтобы объяснить, что есть Керет, нужно объяснить, что есть Чехов. The Guardian

    Будучи отцом и сыном, Керет в этом бутерброде - еще и человек. И книгу он написал блестящую. Родди Дойл

    Мой любимый израильский писатель. Джон Грин

    Истории Этгара - напоминание о той глубинной нематериальной субстанции, которой наполнена мастерская писателя, это прямое указание на то, что великие произведения часто есть доказательство величия человеческой души. В его рассказах сердечное тепло, мудрость, изысканность стиля и глубина - все это там есть только потому, что есть в самом Этгаре. Я счастлив от того, что Этгар и его книги делают мир лучше. Джордж Сондерс

    Я не знаю, как Керет это делает, но он может обратить в роскошную историю что угодно. В книге "Семь тучных лет" этих историй полно, и в них любовь, доброта, мудрость, юмор и то, что наполняет меня читательской радостью, но чему нет названия. Рассказы Керета исцеляют душу. Александр Хемон

    И смешно, и мудро, настоящая жемчужина. Мемуары Керета написаны с романной изобретательностью, затейливым остроумием и бодрящей откровенностью. Прочтите эту книгу, и вы увидите мир немного иным. Клэр Мессуд

    Веселая, яркая, резкая, поразительно лаконичная по части языка и невероятно щедрая в своем отношении к миру - такова эта книга. А ее автор гений. Эйлит Уолдман

    Когда я впервые прочитал рассказы Этгара, то подумал: с ним что-то не так, наверняка его мать курила во время беременности или его уронили головой вниз. А потом я познакомился с ним и понял, что дело еще хуже: он был в той же мере заботлив к миру, в какой тот к нему безразличен. В общем, мироздание его явно поимело. Шалом Ауслэндер

    Керет № 1 в Израиле и № 2 в моем сердце (после моей таксы Феликса). Гэри Штейнгарт

    Рассказы Керета смешные и тонкие, они ведут в самом неожиданном направлении. Написаны так просто и так странно поэтично. Вы все думаете и думаете о них, целыми днями. Айра Глас

    Если бы я хотел заставить вас прочитать одного-единственного писателя, это был бы Керет. Невозможный микс в его историях из юмора и трагедии, цинизма и сочувствия сделал его моим самым любимым писателем. А возможно, сделает его таким и для вас. The Los Angeles Times

    Керета не так-то легко вставить в какие-то привычные литературные рамки. Его рассказы - это и притчевость Кафки, и магический реализм, и вселенская мудрость. New York Times

    Трагикомические фантазии Керета не поддаются никакой классификации, да о них даже рассказать невозможно. Washington Post

    "Семь тучных лет" - о нелепости, хрупкости и непредсказуемости жизни. Chicago Tribune

    Керет называет свою книгу мемуарами, но на самом деле это "Тардис" - машина времени из "Доктора Кто", - соединивший в себе сразу два вида магии. Во-первых, они возвращают нас на семь лет назад, показывая нам мир с его красотой, безумием и странностью. А во-вторых, они словно отменяют саму смерть. NPR


    Подробнее >>>

Екатеринбург Втузгородок, Лысьва, Первомайская, питер Красногвардейский, Шелехов, питер Колпинский, Снежногорск, Орехово-Борисово Южное.