• Бытовые образы в западноевропейской живописи XV-XVII веков. Реальность и символика

    Бытовые образы в западноевропейской живописи XV-XVII веков. Реальность и символикаЗарубежные художники<br>Разнообразный, пестрый и таинственный мир бытовых образов, впервые ставших в XV-XVII веках предметом столь пристального художественного интереса, раскрывается здесь и в его живописной стилистике, ренессансной или барочной, и в его смысловых подтекстах, светских и религиозных.<br>Книга адресована как специалистам искусствоведам, так и всем, кому интересен мир старинных картин и старинного быта.<br>Книга доктора искусствоведения М. Н. Соколова, посвященная западноевропейской жанровой живописи XV-XVII веков, предлагает радикально новый взгляд на содержание светского искусства этого периода. Автор использует многочисленные современные работы на эту тему, но в то же время критикует их за чрезмерную односторонность. Согласно его мнению, понимание ранних жанров не должно сводиться к мотивам критики нравов, обличению человеческих грехов либо просто к смеховой разрядке. Ни сатирические или негативно-дидактические, ни чисто смеховые черты жанровой живописи не дают ключа к постижению ее принципиальной образной новизны. М. Н. Соколов выдвигает гипотезу, которая, с его точки зрения, может пролить свет на сущность этой новизны. Почти все раннежанровые образы были проникнуты культом Природы как универсального начала, регулирующего жизнь и противостоящего традиционному средневековому теоцентризму. Достигшее особого расцвета на рубеже нового времени, почитание Природы-Матери сочетало в себе гуманистическое философское умозрение с утопической поэзией. Поэтому оно находило активный отклик именно в художественном сознании, порождая стиль, который можно условно назвать натурфилософским реализмом. Наряду с Природой важнейшее значение для сложения этой эстетической модели имели понятия Любви, Фортуны, Смерти и Времени как космических энергий, предопределяющих течение и природного, и историко-социального бытия. Бытовые жанры непосредственно отразили эти новые взгляды на человека и природу. Автор последовательно рассматривает как процессы обмирщения, жанризации религиозного искусства, так и возникновение самостоятельных светских бытовых изображений в нидерландской (а затем голландской и фламандской), немецкой, французской, итальянской и испанской школах. При этом особое внимание уделяется свадебно-семейным образам, иконографии человеческих возрастов, детства и старости, мотивам бедности и богатства, кухонным сценам, иконографии игр, народных празднеств, трудовых процессов. Специальные главы посвящены символике Пути Жизни, объединяющей сразу несколько важных иконологических линий, крестьянским образам, а также Садам Любви, в наиболее наглядной форме выражающим утопические чаяния ренессансного гуманизма.<br>Шедевры Яна Ван Эйка, Босха, Дюрера, Джорджоне, Питера Брейгеля Старшего, Караваджо, Рубенса, Веласкеса, Халса, Вермера, Рембрандта и братьев Леяен рассматриваются в книге наряду со многими менее известными, но по-своему значительными произведениями. Самобытность аргументации в сочетании с богатством иллюстративного материала делает книгу увлекательной и для специалистов, и для широких кругов читателей.<br>Зарубежные художники
    Разнообразный, пестрый и таинственный мир бытовых образов, впервые ставших в XV-XVII веках предметом столь пристального художественного интереса, раскрывается здесь и в его живописной стилистике, ренессансной или барочной, и в его смысловых подтекстах, светских и религиозных.
    Книга адресована как специалистам искусствоведам, так и всем, кому интересен мир старинных картин и старинного быта.
    Книга доктора искусствоведения М. Н. Соколова, посвященная западноевропейской жанровой живописи XV-XVII веков, предлагает радикально новый взгляд на содержание светского искусства этого периода. Автор использует многочисленные современные работы на эту тему, но в то же время критикует их за чрезмерную односторонность. Согласно его мнению, понимание ранних жанров не должно сводиться к мотивам "критики нравов", "обличению человеческих грехов" либо просто к "смеховой разрядке". Ни сатирические или негативно-дидактические, ни чисто смеховые черты жанровой живописи не дают ключа к постижению ее принципиальной образной новизны. М. Н. Соколов выдвигает гипотезу, которая, с его точки зрения, может пролить свет на сущность этой новизны. Почти все раннежанровые образы были проникнуты культом Природы как универсального начала, регулирующего жизнь и противостоящего традиционному средневековому теоцентризму. Достигшее особого расцвета на рубеже нового времени, почитание Природы-Матери сочетало в себе гуманистическое философское умозрение с утопической поэзией. Поэтому оно находило активный отклик именно в художественном сознании, порождая стиль, который можно условно назвать натурфилософским реализмом. Наряду с Природой важнейшее значение для сложения этой эстетической модели имели понятия Любви, Фортуны, Смерти и Времени как космических энергий, предопределяющих течение и природного, и историко-социального бытия. Бытовые жанры непосредственно отразили эти новые взгляды на человека и природу. Автор последовательно рассматривает как процессы обмирщения, жанризации религиозного искусства, так и возникновение самостоятельных светских бытовых изображений в нидерландской (а затем голландской и фламандской), немецкой, французской, итальянской и испанской школах. При этом особое внимание уделяется свадебно-семейным образам, иконографии человеческих возрастов, детства и старости, мотивам бедности и богатства, кухонным сценам, иконографии игр, народных празднеств, трудовых процессов. Специальные главы посвящены символике Пути Жизни, объединяющей сразу несколько важных иконологических линий, крестьянским образам, а также Садам Любви, в наиболее наглядной форме выражающим утопические чаяния ренессансного гуманизма.
    Шедевры Яна Ван Эйка, Босха, Дюрера, Джорджоне, Питера Брейгеля Старшего, Караваджо, Рубенса, Веласкеса, Халса, Вермера, Рембрандта и братьев Леяен рассматриваются в книге наряду со многими менее известными, но по-своему значительными произведениями. Самобытность аргументации в сочетании с богатством иллюстративного материала делает книгу увлекательной и для специалистов, и для широких кругов читателей.


    Подробнее >>>


  • Светильник Lumion 3408/1T

    Светильник Lumion 3408/1TКлассические<br>Ponso - белоснежная кружевная серия, которая вдохнет волшебство и уют в любой интерьер.  И помогут в этом белокрылые  феи, которые расположились на золотых цепочках. Тканевые плессированные абажуры декорированы ажурной белой и золотистой тесьмой с бусинами.<br><br>Крепление: Настольное<br>Тип лампы: Накаливания / энергосбережения / светодиодная<br>Тип цоколя: E27<br>Количество ламп: 1<br>Ширина, мм: 420<br>Диаметр, мм мм: 230<br>MAX мощность ламп, Вт: 60Классические
    Ponso - белоснежная кружевная серия, которая вдохнет волшебство и уют в любой интерьер. И помогут в этом белокрылые феи, которые расположились на золотых цепочках. Тканевые плессированные абажуры декорированы ажурной белой и золотистой тесьмой с бусинами.

    Крепление: Настольное
    Тип лампы: Накаливания / энергосбережения / светодиодная
    Тип цоколя: E27
    Количество ламп: 1
    Ширина, мм: 420
    Диаметр, мм мм: 230
    MAX мощность ламп, Вт: 60

    Подробнее >>>





Чистые пруды, Порхов, Технопарк, Парк культуры, Кронштадт, Геленджик.