Бельгер Герольд

opernyi_teatr

Бельгер Герольд (1935-2014), писатель, критик, переводчик, член Союза писателей Казахстана (1971).

Родился в г. Энгельс (АССР немцев Поволжья, Россия). В 1858 г. окончил КазПИ им. Абая. Работал учителем русского языка, затем в литературном журнале "Жулдыз", с 1864 г. - писатель и переводчик. С 1971 г. - член Союза писателей КазССР.

 С 1992 г. главный редактор альманаха «Феникс». Пишет на немецком, русском, казахском языках. Автор книг: «Сосновый дом на краю аула», «Брат среди братьев», «Гете и Абай», «Помни имя свое», «Дом скитальца», "Туюк Су", "Разлад"  и др., а также 1600 публикаций в периодической печати.

Переводил произведения классиков казахской литературы - Б.Майлина, Г.Мусрепова, А.Нурпеисова на русский язык.

В 2014 г. вышла книга "Избранное", где автор собрал лучшие свои произведения, рассказывающие о многогранной жизни казахского народа и тернистом пути российских немцев.  

Заслуженный работник культуры Казахстана (1987). Лауреат Президентской премии мира и согласия (1992). Награжден орденом «Парасат».

ххххххххххххххххх

ИЗ ЭССЕ "АЛМАТЫ - ЛЮБОВЬ МОЯ..."

Первое свидание с Алма-Атой врезалось в душу на всю жизнь. О ней, зеленой красавице юга, мы, северяне, мечтали еще в старших классах, восторженно внимали упоительным рассказам земляков, которым судьба даровала счастье жить и учиться в воспетом поэтами столичном городе, грезили о диковинных горных садах, пестрых и шумных базарах, уютных парках, прямых, как стрела, улицах, окаймленных пирамидальными тополями и тенистыми карагачами, огромных, с голову ребенка, пахучих апортах, о прославленных писателях, поэтах, артистах, с которыми, уверяли нас, запросто можно было встречаться.

"Апырай! - думалось нам, аульным грамотеям. - Посмотреть бы на это диво хотя бы одним глазом!" И вот я, аульный наивный юнец, без паспорта, без разрешению комендатуры (немец-спецпереселенец!), с тощей обтерханной сумкой на плече, сомлевший от долгой, трехсуточной тряски, вышел на залитую ослепительным солнцем площадь железнодорожного вокзала "Алам-Ата "" и застыл, онемел в изумлении. Вокруг простирался сказочный мир. Все внове.... Здесь взгляд упирался в неприступные величественные горы. Здесь (солнце) сияет  во всю мощь с высоты нестерпимо голубого, точно тщательно  промытого накануне летним ливнем неба. И запахи струятся иные, бойко звенит трамвай, у ларьков толпится разношерстный люд, слух улавливает разноплеменную речь и монотонное журчание воды.

Алма-Ата очаровала меня  с первого взгляда, с первого легкого дуновения  заблудившегося ветерка, сразу и бесповоротно. Какая же она была юная, чистая, опрятная! О да... тот полувековой давности утопающий в зелени, окаймленный  кудрявистыми прилавками гор очаровательно милый город совсем-совсем не был похож на нынешний грохочущий, задымленный, мутным смогом затянутый, не в меру разросшийся мегаполис".

                                                                                                                           Герольд Бельгер